Добро Пожаловать Международное Евразийское Движение
Поиск 
 
                             

15 декабря, пятница Новости Регионы Евразийский Союз Молодёжи Евразия-ТВ Евразийское обозрение Арктогея  

Разделы
Евразийское Обозрени
СМИ о евразийстве
Новости
FAQ
Материалы
Выступления Дугина
Интервью Дугина
Статьи Дугина
Коммюнике
Хроника евразийства
Тексты
Пресс-конференции
Евразийский документ
Геополитика террора
Русский Собор
Евразийская классика
Регионы
Аналитика
Ислам
США против Ирака
Евразийская поэзия
Выборы и конфессии
Экономический Клуб
Интервью Коровина
Статьи Коровина
Выступления Коровина
Евразийство

· Программа
· Структура
· Устав
· Руководящие органы
· Банковские реквизиты
· Eurasian Movement (English)


·Евразийская теория в картах


Книга А.Г.Дугина "Проект "Евразия" - доктринальные материалы современного евразийства


Новая книга А.Г.Дугин "Евразийская миссия Нурсултана Назарбаева"

· Евразийский Взгляд >>
· Евразийский Путь >>
· Краткий курс >>
· Евразийская классика >>
· Евразийская поэзия >>
· Евразийское видео >>
· Евразийские представительства >>
· Евразийский Гимн (М.Шостакович) | mp3
· П.Савицкий
Идеолог Великой Евразии

(музыкально-философская программа в mp3, дл. 1 час)
Кратчайший курс
Цели «Евразийского Движения»:
- спасти Россию-Евразию как полноценный геополитический субъект
- предотвратить исчезновение России-Евразии с исторической сцены под давлением внутренних и внешних угроз

--
Тематические проекты
Иранский цейтнот [Против однополярной диктатуры США]
Приднестровский рубеж [Хроника сопротивления]
Турция на евразийском вираже [Ось Москва-Анкара]
Украинский разлом [Хроника распада]
Беларусь евразийская [Евразийство в Беларуси]
Русские евразий- цы в Казахстане [Евразийский союз]
Великая война континентов на Кавказе [Хроника конфликтов]
США против Ирака [и всего остального мира]
Исламская угроза или угроза Исламу? [Ислам]
РПЦ в пространстве Евразии [Русский Народный Собор]
Лидер международного Евразийского Движения
· Биография А.Г.Дугина >>
· Статьи >>
· Речи >>
· Интервью >>
· Книги >>
Наши координаты
Администрация Международного "Евразийского Движения"
Россия, 125375, Москва, Тверская улица, дом 7, подъезд 4, офис 605, (м. Охотный ряд)
Телефон:
+7(495) 926-68-11
Здесь же в штаб-квартире МЕД можно приобрести все книги Дугина, литературу по геополитике, традиционализму, евразийству, CD, DVD, VHS с передачами, фильмами, "Вехами" и всевозможную евразийскую атрибутику.
E-mail:
  • Админстрация международного "Евразийского Движения"
    Пресс-служба:
    +7(495) 926-68-11
  • Пресс-центр международного "Евразийского Движения"
  • А.Дугин (персонально)
  • Администратор сайта


    [схема проезда]

  • Заказ книг и дисков.
    По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

    Информационная рассылка международного "Евразийского Движения"

  • Ссылки



    Евразийский союз молодёжи width=

    Русская вещь width=

    Евразия-ТВ width=
    Счётчики
    Rambler's Top100



    ..

    Пресс-центр
    · evrazia - lj-community
    · Пресс-конференции
    · Пресс-центр МЕД
    · Фотогалереи
    · Коммюнике
    · Аналитика
    · Форум
    Евразийский экономический клуб

    Стратегический альянс
    (VIII заседание ЕЭК)
    Симметричная сетевая стратегия
    (Сергей Кривошеев)
    Изоляционизм неизбежен
    (Алексей Жафяров)
    Экономический вектор терроризма
    (Ильдар Абдулазаде)

    Все материалы клуба

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
    Партийные тексты | Евразийский взгляд | 08.07.2001  Напечатать текущую страницу
    скачать в формате pdf с картами

    ЕВРАЗИЙСКИЙ ВЗГЛЯД

    (I)

    Дыхание эпохи

    Для каждой исторической эпохи характерна своя «система координат»: политическая, идеологическая, экономическая, культурная. Например, XIX век в России прошел под знаком противоборства «славянофилов» и «западников». В XX веке водораздел прошел между «красными» и «белыми». XXI век станет веком противостояния «атлантистов»* (сторонников «однополярного глобализма»**) и «евразийцев»***.

    *Атлантизм - геополитический термин, указывающий:

    исторически и географически – на Западный сектор мировой цивилизации;
    военно-стратегически – на страны-члены НАТО (в первую очередь – США);
    культурно – на унифицированную информационную среду, создаваемую западными медиа-империями;
    социально – на «рыночный строй», возведенный в абсолют и отрицающий многообразие иных форм организации экономической жизни.
    Атлантисты – это стратеги Западной цивилизации и их сознательные сторонники в других частях планеты, стремящиеся поставить под свой контроль весь мир, навязать характерные для Западной цивилизации социальные, экономические и культурные стереотипы всему остальному человечеству. Атлантисты являются строителями «нового мирового порядка» – никогда не бывшего прежде устройства мира, выгодного абсолютному меньшинству населения планеты, т.н. «золотому миллиарду».
    ** Глобализм, глобализация — процесс построения «нового мирового порядка», в центре которого стоят политико-финансовые олигархические группировки Запада. В жертву глобализации приносятся суверенные государства, национальные культуры, религиозные доктрины, хозяйственные традиции, представления о социальной справедливости, окружающая среда – все духовное, интеллектуальное и материальное многообразие планеты. Термин «глобализм» в обычной политической лексике означает именно «однополярный глобализм»: не слияние многообразных культур, социально-политических и экономических систем в нечто новое (это было бы «многополярным глобализмом» или «евразийским глобализмом»), но навязывание человечеству западных стереотипов. Глобализм на практике представляет собой новую форму «колониализма» и «империализма».
    *** Евразийство (в широком смысле) – базовый термин, указывающий:
    исторически и географически – на весь мир за исключением Западного сектора мировой цивилизации;
    военно-стратегически – на страны, неодобрительно относящиеся к экспансионистской политике США и их союзников по НАТО;
    культурно – на сохранение и развитие органичных национальных, этнических, религиозных и культурных традиций;
    социально – на многообразие форм хозяйствования и «общество социальной справедливости».
    Евразийство (в узко историческом смысле) — философское направление, возникшее в 20-е годы в среде русской эмиграции. Основные авторы – Н.С.Трубецкой, П.Н.Савицкий, Н.Н.Алексеев, В.Г.Вернадский, В.Н.Ильин, П.П.Сувчинский, Э.Хара-Даван, Я.Бромберг и др. С 50-х по 80-е гг. это направление развивал и углублял Л.Н.Гумилев.
    Неоевразийство — возникло в конце 80-х (основатель — философ А.Г.Дугин), расширило традиционное понятие евразийства, объединив его с новыми идейными и методологическими блоками – традиционализмом, геополитикой, метафизикой, элементами философии «новых правых», «новых левых», «третьего пути» в экономике, теорией «прав народов», «этнического федерализма», экологией, онтологической философией, эсхатологическим вектором, новым пониманием универсальной миссии русской истории, парадигматическим видением истории науки и т.д.
    Против установления атлантистского миропорядка и глобализации выступают сторонники многополярного мира – евразийцы. Евразийцы принципиально отстаивают необходимость сохранения самобытности каждого из народов Земли, многоцветия культур и религиозных традиций, неоспоримость права народов самостоятельно выбирать путь своего исторического развития. Евразийцы приветствуют общение культур и ценностных систем, открытый диалог народов и цивилизаций, органичное сочетание приверженности традициям с творческим новаторством в культуре.
    Быть евразийцем — это сознательный выбор, сочетающий стремление сохранить традиционные формы бытия со стремлением к свободному творческому развитию (общественному и личному).
    Поэтому евразийцы – это не только представители народов, населяющих континент Евразия. Евразийцами являются все свободные творческие личности, признающие ценность традиции — в том числе и представители регионов, объективно являющихся базой атлантизма.
    Евразийцы и атлантисты противоположны друг другу. Они отстаивают два разных, альтернативных, образа мира и его будущего. Именно противостояние евразийцев и атлантистов определит исторический облик XXI века.

    Евразийское видение будущего мира

    Евразийцы последовательно отстаивают принцип многополярности, выступая против однополярной глобализации, навязываемой атлантистами.
    В качестве полюсов этого нового мира будут выступать не традиционные государства, а новые интеграционные цивилизационные образования («большие пространства»), объединенные в «геоэкономические пояса» («геоэкономические зоны»).
    Исходя из принципа многополярности, будущее мира представляется как равные, доброжелательные партнерские отношения всех стран и народов, организованных по принципу географической, культурной, ценностной и цивилизационной близости в четыре геоэкономических пояса (каждый их геоэкономических поясов состоит, в свою очередь, из нескольких «больших пространств»)
    Евро-африканский пояс, включающий три «больших пространства» —
    Европейский Союз, Исламско-арабская Африка, субтропическая (черная) Африка;
    Азиатско-Тихоокеанский пояс, включающий Японию, страны Юго-Восточной Азии и Индокитая, Австралию и Новую Зеландию;
    Евразийский континентальный пояс, включающий четыре «больших пространства — «Евразийский Союз» (куда входят Россия, страны СНГ плюс некоторые страны Восточной Европы), страны континентального ислама, Индию, Китай;
    Американский пояс, включающий три «больших пространства» — Северную Америку, Центральную Америку и Южную Америку.

    При такой организации мирового пространства маловероятны глобальные конфликты, кровопролитные войны, крайние формы конфронтации, угрожающие самому бытию человечества.
    Россия и ее партнеры по евразийскому континентальному поясу установят гармоничные отношения не только с поясами-соседями (евро-африканским и тихоокеанским), но и с поясом-антиподом (американским) который также призван играть конструктивную роль в Западном полушарии в контексте многополярного устройства.
    Такое видение будущего человечества противоположно глобалистским планам атлантистов по созданию однополярного стереотипного мира под контролем олигархических структур Запада, с перспективой создания «мирового правительства».

    Евразийское видение эволюции государства

    Евразийцы считают «государства-нации» в их современном виде устаревшей формой организации пространств и народов, характерной для исторического периода XV-XX вв. На место «государств-наций» должны прийти новые политические образования, сочетающие в себе стратегическое объединение больших континентальных пространств со сложной, многомерной системой национальных, культурных и хозяйственных автономий внутри. Определенные черты такой организации пространств и народов можно увидеть как в великих империях прошлого (империи Александра Македонского, Римской империи и др.), так и в новейших политических структурах (Европейский Союз, СНГ).
    Нынешние государства сегодня имеют перед собой следующие перспективы:
    1) самоликвидация и интеграция в единое планетарное пространство с доминацией США (атлантизм, глобализация);
    2) противостояние глобализации, попытка сохранить свои административные структуры (формальный суверенитет) вопреки глобализации;
    3) вхождение в надгосударственные образования регионального типа («большие пространства») на основании исторической, цивилизационной и стратегической общности.
    Третий вариант – евразийский. С точки зрения евразийского анализа только такой путь развития способен сохранить все самое ценное и самобытное, что призвано защищать современные государства перед лицом глобализации. Чисто консервативное стремление сохранить государство любой ценой обречено. Сознательную ориентацию политического руководства государств на растворение в глобалистском проекте евразийцы расценивают как отказ от той относительной ценности, которой исторические государства обязаны своим существованием.
    XXI век будет ареной судьбоносных решений политическими элитами нынешних государств этой задачи с тремя возможными исходами. Борьба за третий вариант развития лежит в основе новой широкой международной коалиции политических сил, резонирующих с евразийским мировоззрением.
    Евразийцы видят в Российской Федерации и СНГ ядро будущего самостоятельного политического образования – «Евразийского Союза» и, далее, одного из основных четырех мировых геоэкономических поясов («Евразийский континентальный пояс»).
    В то же время, евразийцы являются убеждёнными сторонниками развития многомерной системы автономий*.
    * Автономия (греч. самоуправление) – форма естественной организации коллектива людей, объединенных по какому-либо органическому признаку (национальному, религиозному, профессиональному, родовому и пр.). Для автономии характерна максимальная свобода в сферах, не касающихся стратегических интересов политических образований континентального масштаба.

    Автономия противоположна суверенитету – способу организации народов и пространств, характерному для государств-наций в их современном виде. В случае суверенитета речь идет о приоритетном праве на свободное и независимое распоряжение территорией. Автономия подразумевает независимость в вопросе организации коллективного бытия людей в областях, не связанных с распоряжением территорией.
    Принцип многомерных автономий рассматривается как оптимальная структура организации жизни народов, этносов, социо-культурных групп как в РФ, так и в «Евразийском Союзе», в «Евразийском континентальном поясе», во всех остальных «больших пространствах» и «геоэкономических поясах» («зонах»).
    Все земли (территории) новых политико-стратегических образований («больших пространств») должны находиться в прямом ведении центра стратегического управления. В компетенции автономий должны находиться вопросы, сопряженные с нетерриториальными аспектами управления коллективами.

    Евразийский принцип разделения властей

    Евразийский принцип политического устройства подразумевает два различных уровня управления: местный и стратегический.
    На местном уровне управление осуществляется автономиями – естественно сложившимися общинами различного типа (от многомиллионных народов до трудовых коллективов в несколько человек). Управление это осуществляется совершенно свободно и не регламентируется никакими высшими инстанциями. Модель каждого типа автономии выбирается свободно, исходя из традиций, предпочтений, прямого демократического волеизъявления органических коллективов – общин, групп, этносов, религиозных организаций.
    В ведении автономий находятся:
    гражданские и административные вопросы,
    социальная сфера,
    образование и медицинское обслуживание,
    все сферы хозяйственной деятельности.
    Это все, кроме стратегических отраслей, то есть вопросов, касающихся безопасности и территориальной целостности «большого пространства».
    Уровень гражданских свобод при организации общества по евразийскому автономному принципу, беспрецедентно высок. Человек получает невиданные в человеческой истории возможности для самореализации и творческого развития.
    Вопросы стратегической безопасности, международная деятельность, осуществляемая за рамками единого континентального пространства, экономические проблемы макроуровня, контроль за стратегическими ресурсами и коммуникациями – находятся в ведении единого стратегического центра*.
    Единый стратегический центр – условное название инстанции, которой делегирован контроль за стратегическими областями управления «большим пространством». Представляет собой строго иерархизированную структуру, сочетающую элементы военного, правового и административного ведомств. Полюс геополитического планирования и руководства «большим пространством».
    В его ведении находятся разрешение спорных вопросов между автономиями, установление границ компетенции, рассмотрение арбитражных споров.
    Сферы компетенции властей стратегического и местного уровней строго разграничены. Любые попытки вмешательства автономий в вопросы, находящиеся в компетенции единого стратегического центра, должны пресекаться. И наоборот.
    Таким образом, евразийские принципы управления органично сочетают в себе традиционное и религиозное право, национальные и местные традиции, учитывают богатство исторически сложившихся общественно-политических укладов, предоставляя при этом надежные гарантии стабильности, безопасности и неприкосновенности территорий.

    Евразийское видение экономики

    Атлантисты стремятся навязать всем народам мира единую модель экономического устройства, присвоить опыту хозяйственного развития западной части человеческой цивилизации в XIX-XX вв. статус эталона. Хозяйственным системам других народов и эпох атлантисты отказывают в праве на существование, отрывая таким образом область хозяйствования от конкретных исторических, национальных и социальных условий. Евразийцы, напротив, убеждены в том, что экономический уклад является производным от исторических, культурных аспектов развития народов и обществ; следовательно, в экономической сфере закономерны многообразие, многоукладность, творческий поиск, свободное развитие.
    Жестко контролироваться должны лишь масштабные стратегические области, связанные с обеспечением общей безопасности (ВПК, транспорт, ресурсы, энергоснабжение, коммуникации). Все остальные сектора экономики должны развиваться свободно и органично, в соответствии с условиями и традициями конкретных автономий, где непосредственно разворачивается хозяйственная деятельность.
    Евразийство настаивает на том, что в области экономики не существует никаких абсолютных истин – рецепты либерализма* и марксизма** применимы только частично и в зависимости от конкретных условий. На практике необходимы разные формы сочетания свободного рыночного подхода с контролем над стратегическими областями и перераспределением прибыли в зависимости от национальных и социальных задач общества в целом. Таким образом, в экономике евразийство придерживается модели «третьего пути».
    Либерализм — экономическое учение, утверждающее, что только максимальное освобождение рынка и приватизация всех хозяйственных инструментов создает оптимальные условия для экономического роста. Либерализм является догматическим экономическим учением атлантистов и глобалистов.

    Марксизм – экономическое учение, утверждающее, что только полный контроль над экономическими процессами со стороны общественных инстанций, логика общеобязательного планирования и равномерного перераспределения добавочного продукта между всеми членами общества (коллективизм) способны быть экономической основой справедливого мира. Марксизм отрицает рынок и частную собственность.
    Экономика «третьего пути» — совокупность экономических теорий, комбинирующих рыночный подход с определенной долей регулирования хозяйства на основе тех или иных надэкономических критериев и принципов.
    Экономика евразийства должна строиться на принципах:
    подчинения хозяйства высшей цивилизационной духовной цели;
    макроэкономической интеграции и разделения труда в масштабе «больших пространств» («таможенный союз»);
    создания единых финансовой, транспортной, энергетической, промышленной, информационной систем в пространстве Евразии;
    дифференцированных экономических границ с соседними «большими пространствами» и «геоэкономическими зонами»;
    стратегического контроля центра за системообразующими отраслями с параллельным максимальным освобождением хозяйственной деятельности на уровне среднего и мелкого бизнеса;
    органического сочетания форм хозяйствования (рыночных структур) с общественными, национальными и культурными традициями регионов, отсутствия единообразного экономического эталона в среднем и крупном предпринимательстве;
    максимального освобождения рынка товаров и услуг.


    Евразийский взгляд на финансы

    Для единого стратегического центра Евразийского Союза вопрос контроля за денежным обращением должен быть также признан стратегически важным. Ни одно платежное средство не должно претендовать на роль универсальной мировой резервной валюты. Необходимо создать собственную, имеющую хождение на всех территориях, входящих в Евразийский Союз, евразийскую резервную валюту. Никакие другие валюты в качестве резервных в Евразийском Союзе использоваться не должны.
    С другой стороны, следует всячески поощрять создание местных платежных и обменных средств, имеющих хождение внутри одной или нескольких соседних автономий. Эта мера сделает неэффективной концентрацию капитала для спекулятивных целей, повысит его обращаемость. Кроме того, возрастут объемы вложений в реальный сектор экономики, причем средства будут вкладываться преимущественно там, где они были заработаны.
    Сфера финансов в евразийском проекте рассматривается как инструмент реального производства и обмена, ориентированного на качественные стороны развития хозяйства. В отличие от атлантистского (глобалистского) проекта никакой автономии финансов (т.н. «финансизма») быть не должно.
    Финансизм – экономический строй капиталистического общества в его постиндустриальной фазе, логический результат безграничного развития либеральных принципов в экономике. Отличается тем, что реальный сектор экономики становится вторичным по отношению к виртуальным финансовым операциям (финансовые биржи, рынки ценных бумаг, портфельные инвестиции, работа с межгосударственной задолженностью, фьючерсные сделки, произвольно оценивающие финансовые тренды и т.д.). Финансизм делает упор на монетаристском подходе, отрывая область денег (мировой резервной валюты, электронных денег) от производства.
    Зональное видение многополярного мира предполагает несколько уровней валют:
    валюта геоэкономическая (денежные средства и ценные бумаги, имеющие хождение в рамках отдельной геоэкономической зоны как инструмент финансовых взаимоотношений между стратегическими центрами совокупности «больших пространств»);
    валюта «большого пространства» (денежные средства и ценные бумаги, имеющие хождение в рамках отдельного «большого пространства» — в частности, в Евразийском Союзе — как инструмент финансовых взаимоотношений между автономиями);
    валюта (иные формы менового эквивалента) уровня автономий.

    В соответствии с этой схемой должны быть организованы эмиссионные и финансово-кредитные институты (банки) – зональные банки, банки «большого пространства», банки (и их аналоги) автономий.

    Евразийское отношение к религии

    В верности духовному наследию предков, в полноценной религиозной жизни евразийцы видят залог подлинного новаторства и гармоничного общественного развития. Атлантист принципиально отказывается видеть все, кроме эфемерного, сиюминутного настоящего. Для него, в сущности, нет ни прошлого ни будущего.
    Философия евразийства, напротив, сочетает глубокое и искреннее доверие прошлому и открытость грядущему. Евразиец приветствует как верность истокам, так и свободный творческий поиск.
    Духовное развитие для евразийца является главным жизненным приоритетом, отсутствие которого не могут компенсировать никакие экономические или социальные блага.
    Каждая, даже самая незначительная, локальная религиозная традиция или система верований, по мнению евразийцев, является достоянием всего человечества. Традиционные религии народов, связанное с ними духовное и культурное наследие заслуживает внимательного, бережного отношения. Структуры, представляющие традиционные религии, должны пользоваться поддержкой стратегического центра. Раскольничьим группам, экстремистским религиозным сообществам, тоталитарным сектам, проповедникам нетрадиционных вероучений и религиозных доктрин, любым силам деструктивной направленности следует оказывать противодействие.

    Евразийский взгляд на национальный вопрос

    Евразийцы считают, что каждый народ земли — от тех, что создали великие цивилизации, до самых малочисленных, бережно сохраняющих свои традиции — бесценен. Ассимиляция в результате внешнего воздействия, утрата языка, традиционного уклада, физическое вымирание любого из народов Земли – невосполнимая потеря для всего человечества.
    Обилие народов, культур, традиций, называемое евразийцами «цветущей сложностью» — признак здорового, гармоничного развития человеческой цивилизации. Великороссы в этом отношении представляют собой уникальный случай смешения трех этнических составляющих (славянской, тюркской и финно-угорской) в единый народ, с самобытными традициями и богатой культурой. В самом факте возникновения великороссов в результате синтеза трех этнических групп содержится интеграционный потенциал исключительной ценности. Именно поэтому Россия не раз становилась ядром для соединения множества разных народов и культур в единый цивилизационный узел. Евразийцы верят, что ту же роль России суждено сыграть и в XXI веке.
    Евразийцы не являются изоляционистами, так же, как не являются сторонниками ассимиляции любой ценой. Жизнь и судьба народов — это органический процесс, не терпящий искусственного вмешательства. Межэтнические, межнациональные вопросы должны решаться исходя из их внутренней логики. Каждому народу Земли должна быть предоставлена свобода самостоятельно сделать свой исторический выбор. Никто не имеет права принуждать народы к отказу от своей уникальности в «общем плавильном котле», как того желают атлантисты.
    Права народов для евразийцев значат не меньше, чем права человека.

    Евразия как планета

    Евразийство является мировоззрением, философией, геополитическим проектом, экономической теорией, духовным движением, ядром консолидации широкого спектра политических сил. Евразийству чужд догматизм, слепое следование за авторитетами и идеологиями прошлого. Евразийство — идейная платформа обитателей нового мира, для которого споры, войны, конфликты и мифы прошлого представляют лишь исторический интерес. Евразийство – принципиально новое мировоззрение для новых поколений нового тысячелетия. Евразийство черпает вдохновение в различных философских, политических и духовных учениях, которые подчас выступали в отношении друг друга как непримиримые и взаимоисключающие.
    Вместе с тем, евразийство имеет определенный набор основных идейных принципов, отступать от которых не следует ни при каких обстоятельствах. Одним из важнейших принципов евразийства является последовательное, деятельное и масштабное противодействие однополярному глобалистскому проекту. Это противодействие (в отличие от чистого отрицания или консерватизма) имеет созидательный характер. Мы понимаем неизбежность определенных исторических процессов и стремимся осознать их, участвовать в них, задавая то направление, которое соответствует нашим идеалам. Можно сказать, что евразийство – это философия многополярной глобализации, призванная объединить все общества и народы земли в строительстве самобытного и оригинального мира, каждая составляющая которого органично проистекала бы из исторических традиций и местных культур.
    Исторически первые евразийские теории появились среди русских мыслителей в начале XX века. Но этим идеям были созвучны духовные и философские искания всех народов земли – по меньшей мере, тех, кто осознавал ограниченность и недостаточность банальных догматов, обреченность и тупиковость расхожих интеллектуальных клише (либеральных и коммунистических), потребность выйти за привычные рамки к новым горизонтам. Сегодня мы можем придать евразийству новый, глобальный смысл, осознать как наше евразийское наследие не только труды русской школы, чаще всего отождествляющейся с этим названием, но и огромный культурный, интеллектуальный пласт всех народов земли, не попадающий строго в узкие рамки того, что совсем недавно (в XX веке) считалось неотменимой ортодоксией (либеральной, марксисткой или националистической).
    В таком сверхшироком понимании евразийство приобретает новое небывалое значение. Теперь это не только форма национальной идеи для новой посткоммунистической России (какой она виделась отцам-основателям этого движения и современным неоевразийцам на первом этапе), но широкая программа планетарной общечеловеческой значимости, вышедшая далеко за пределы России, самого евразийского материка. Подобно тому, как понятие «американизм» сегодня может быть применено к географическим областям, находящимся далеко за пределами самого американского континента, «евразийство» означает особый цивилизационный, культурный, философский и стратегический выбор, который может быть сделан любым представителем человеческого рода, в какой бы точке планеты он ни находился и к какой бы национальной и духовной культуре ни принадлежал.
    Чтобы придать такому пониманию евразийства реальное содержание, предстоит еще очень много сделать. И по мере того, как в данный проект будут включаться все новые и новые культурные, национальные, философские и религиозные пласты, само глобальное понятие евразийства будет расширяться, обогащаться, видоизменяться… Но такое смысловое развитие евразийской платформы не должно оставаться только вопросом теории – многие аспекты должны обнаружиться и осуществиться через конкретную политическую практику.
    В евразийском синтезе слово немыслимо без дела, а дело — без мысли. Поле духовной брани за смысл и ход истории – весь мир. Выбор своего стана – личное дело каждого. Остальное решит время. Рано или поздно, великой ценой больших свершений и драматических битв, но час Евразии пробьет.

    (II)


    Применение главных доктринальных положений евразийской платформы к российской ситуации на заре XXI века дает основные политические и идеологические принципы движения «ЕВРАЗИЯ».
    Структура движения «Евразия»
    Структура общественнно-политического движения «Евразия» обусловлена глобальностью его целей и беспрецедентностью современных исторических условий.
    Важнейшей стратегической задачей ОПОД «Евразия» является объединение всех евразийских сил в общий политико-социальный мировоззренческий фронт. Это подразумевает координацию, консолидацию и интеграцию всех движений, течений, политических и общественных объединений, институтов, центров, фондов и т.д., которые, по тем или иным причинам, являются сторонниками «многополярности», «цветущей сложности», противниками «однополярного глобализма» и критически относятся к экспансии атлантизма.
    Такие потенциально евразийские (в самом широком смысле) силы могут представлять собой совершенно разнопорядковые явления – от мощнейших международных организаций (например, ООН, обреченной на отмирание и упразднение в мире прямой американской гегемонии), крупных государственных образований, парламентских политических партий до компактных объединений граждан по политическому, культурному, национальному, религиозному, профессиональному или какому-нибудь иному признаку.
    То обстоятельство, что в разряд потенциально евразийских сил попадают столь разноплановые субъекты, требует от движения «Евразия» совершенно новой организационной структуры, существенно отличающейся от привычных представлений о политическом движении, партии, интеллектуальном центре, государственном учреждении или экономическом консорциуме.
    Построение многополярного мира — это глобальная задача, никогда прежде не стоявшая перед человечеством.
    Новая международная ситуация, новые параметры существования человечества (глобальная система коммуникаций, развитие новых технологий, транспорта, социальных и экономических структур и т.д.) требуют от евразийцев новых неожиданных решений – в том числе и организационных. Для эффективного решения поставленных задач необходимо придать Движению «Евразия» определенную универсальность. Например, в Движении наряду с «народной дипломатией» и активной международной деятельностью должна осуществляться разработка концепции евразийского развития; объединения по религиозному и мировоззренческому признаку должны соседствовать с чисто политическими структурами; центры евразийского экономического сотрудничества (и объединенные ими евразийские транснациональные корпорации) должны действовать в тесном контакте с военно-стратегическими структурами; информационные проекты должны увязываться с разработками в ресурсной и энергетической сферах и т.д.
    Все стороны деятельности «Евразии» должны быть тесно взаимосвязаны: экономика неразрывно связана с политикой, технологии — с экологией, информационные системы > — с культурой, вопросы религиозных конфессий — с проблемами безопасности, структура военно-стратегического потенциала — с промышленным развитием и административным устройством, интеллектуальное развитие — с процессом формирования властных элит.
    Именно такой подход — целостный, объединяющий самые разные сферы человеческой деятельности — является отличительным признаком движения «Евразия» как новой формы общественного бытия.
    В современных глобалистских и атлантистских структурах, «гуманитарных» фондах, интеллектуальных и аналитических центрах, в эффективных скоординированых действиях мировых СМИ (формирующих общественное мнение) мы видим реальные инструменты противоположного нам мировоззренческого лагеря, которые направлены на достижение единственной цели – построения «однополярного мира» при доминации США и стран «золотого миллиарда».
    Противоположный евразийству по всем основным параметрам атлантистский (глобалистский) проект представляет собой не только «общее направление развития», «само собой протекающий спонтанный процесс» или «теоретический замысел», но включает в себя развитый, мощный и эффективный механизм реализации. Атлантизм это не просто совокупность философских и футурологических установок. Это мощный военно-стратегический блок НАТО, экономический потенциал развитых стран (в первую очередь, США), подконтрольные СМИ, система разного рода фондов и интеллектуальных центров (осуществляющих идеологическое обеспечение), разнообразные группы «агентов влияния» (в международных организациях, политических партиях, религиозных конфессиях) и т.д. Весь этот развитый, отлаженный механизм подчинен одной задаче — построению и укреплению «однополярного мира». Евразийство должно выстраивать столь же масштабную и эффективную централизованную (мировоззренчески и координационно) структуру, вбирающую в себя те направления, настроения, силы и группы людей, которые не приемлют глобализм, не видят для себя достойного места в «однополярном мире».
    Важнейшая историческая задача евразийства — показать этим (пока разрозненным) силам общую платформу борьбы и постараться скоординировать основные усилия для создания иного (многополярного и справедливого) образа будущего.
    Евразийские структуры должны эффективно противодействовать отлаженному механизму реализации атлантистского проекта «однополярной глобализации».
    На современном этапе глобализм вышел за рамки не только США, но и всего Западного мира: его представители, адепты, проводники и агенты влияния рекрутируются из разных народов, политических партий и религиозных конфессий. Можно говорить о существовании, своего рода, «атлантистского (глобалистского) интернационала».
    Задача евразийства: создать симметричную по основным параметрам структуру — «евразийский интернационал». Именно такой целью обусловлены особенности структуры движения «Евразия». В перспективе оно должно занять место координационного центра многополярности.

    Роль движения «Евразия» в реализации проекта «Евразийский континентальный пояс»

    Движение «Евразия» рассматривает в качестве стартовой базы и основного плацдарма современную Россию.
    Такой выбор не случаен. На протяжении всей истории, при любых формах общественного устройства, Россия искала альтернативный Западному путь развития. Здесь и конфликт между Православием («евразийская линия» в христианстве) и католичеством (позже протестантизма), затем государственно-культурное и геополитической противостояние в период от Средневековья до конца XIX века, и наконец идеологическое единоборство двух социально-экономических систем в XX веке. Всегда Россия упорно (подчас трагически) стремилась выработать и реализовать альтернативный этический идеал. История России не окончена, народ ее сохраняет верность своей исторической миссии, и поэтому Россия просто обречена на то, чтобы стать лидером новой планетарной (евразийской) альтернативы западной версии мироустройства («однополярному глобализму»).
    Будучи сущностно евразийской страной, сегодня Россия, как никогда, вольна осознать эту свою черту в полном мере – вне каких бы то ни было узких догматических или конфессиональных формул (советских или националистических). Осознать ее именно как вселенскую миссию.
    Евразийство подразумевает не только свое видение развития России или стран СНГ. Оно предлагает общий проект нового общественно-политического устройства для всех народов земли.
    Процесс установления евразийского порядка может проходить одновременно в разных точках Земли – повсюду, где атлантистский процесс «однополярной глобализации» сталкивается со сколько-нибудь серьезным противодействием. Любой опыт противостояния «однополярному глобализму» жизненно важен для российской политики и евразийских процессов во всем мире. И наоборот, опыт евразийских реформ в России, успех России в социальном развитии, укрепление ее стратегического, экономического и политического могущества, доведение до логического конца объединительных процессов в рамках СНГ, деятельность евразийских структур (в частности, движения «Евразия») — все это имеет огромное значение для сторонников многополярности во всем мире. В конкретной политической практике евразийское движение должно всемерно способствовать созданию четырех геоэкономических зон.
    Жизненно важным для России является создание «Евразийского континентального пояса» — четвертой геоэкономической зоны (наряду с другими тремя: Американской, Евро-африканской и Тихоокеанской). Атлантистская геоэкономика предполагает наличие трех зон – Американской, Европейской и Тихоокеанской. Евразия же, по мнению атлантистских стратегов, является, своего рода, «черной дырой» — разорванным пространством, фрагменты которого принадлежат окраинам трех остальных основных зон. Таким образом создание особой четвертой геоэкономической зоны на территории Евразии является важнейшим этапом в создании объективных структурных геополитических и геоэкономических предпосылок многополярности. Таким образом, если три уже имеющиеся зоны предполагается трансформировать, качественно развить и изменить в соответствии с принципами евразийской философии, то четвертую зону («Евразийский континентальный пояс») необходимо создать.
    Создание «Евразийского континентального пояса» является приоритетной геоэкономической задачей, которую ставит перед собой движение «Евразия».
    «Евразийский континентальный пояс» предполагает ускоренную экономическую и стратегическую интеграцию каждого из четырех больших пространств, расположенных на основном массиве евразийского континента. Это многофакторный и многомерный, сложный процесс.
    В первую очередь, речь идет о политико-экономической консолидации каждого из этих пространств, которые сейчас состоят из одного или нескольких национальных государств. Если в случае Китая и Индии границы больших пространств практически совпадают с границами соответствующих государств, то в случае России, стран СНГ и континентальных исламских стран (Иран, Пакистан, Афганистан, возможно, Турция, Ирак, Сирия) организация «больших пространств» представляет собой сложный процесс интеграции в политическом, экономическом, стратегическом, информационном и иных аспектах.
    Создание этих «больших пространств» и в первую очередь «Евразийского Союза» (Россия, страны СНГ, возможно, некоторые восточно-европейские страны) является приоритетной задачей движения «Евразия».
    Вместе с тем, между интеграцией «больших пространств» и выстраиванием «Евразийского континентального пояса» не существует логической или временной последовательности. Эти тенденции могут развиваться параллельно на различных уровнях. В этом случае, успехи на одном из направлений будут стимулировать процессы на другом, что позволит легко варьировать уровни, не теряя при этом общего темпа евразийских преобразований.
    Так как странами Евразии уже сегодня ведется совместная активная экономическая, стратегическая, политическая и дипломатическая деятельность, «Евразийский континентальный пояс» как проект будущей единой геоэкономической зоны и стратегической системы общеконтинентальной безопасности может быть провозглашен уже в наши дни.
    Более того, все основные участники этой зоны давно являются последовательными приверженцами «многополярного мира». В недавнем прошлом они составляли костяк «социалистического лагеря» или «третьего мира» (движение «неприсоединившихся стран») – и в том и в другом случае налицо стремление найти свой собственный путь, отличный от либерал-капиталистической, западной (атлантистской) модели. Для того, чтобы перейти от инерции сотрудничества в заданных пределах к осознанной и последовательной интеграционной политике, – с упором на экономику (разделение труда), общую систему континентальной обороны и объединяющую установку на «многополярность», — требуется очень немногое. Задача движения «Евразия» — ускорить этот процесс, снабдить его адеватным теоретическим обоснованием, способствовать созданию соответствующих политических, стратегических и дипломатических институтов, международных экономических структур, фондов и корпораций, выстроить непротиворечивую модель взаимосотрудничества с учетом исторических, религиозных и этнических факторов.
    Евразийская модель политического объединения в «большие пространства» и постепенный переход от государства-нации к новым более широким формам политического объединения (сочетание стратегической централизации с этно-культурной многополярностью и системой многоуровневых автономий), позволят обойти многие конфликтные аспекты, создадут предпосылки для гармоничного сотрудничества.
    Чтобы евразийский подход был убедителен и доказал свою оперативную ценность всем участникам создания «больших пространств» как в Евразии, так и во всем мире, евразийцы должны продемонстрировать его применимость и эффективность в разрешении внутренних конфликтов в России (в первую очередь, на Северном Кавказе) и на территории стран СНГ (Карабах, Киргизия, Таджикистан). Чем активнее евразийская модель будет внедряться в России и в СНГ, чем интенсивнее будет проходить становление «Евразийского Союза», тем органичнее и оперативнее будет осуществляться организация других трех «больших пространств» и становление «Евразийского континентального пояса».
    Такой же принцип одновременности, параллельности различных уровней интеграции должен соблюдаться и при протекании аналогичных процессов в других зонах, хотя следует отметить, что аналогии в этой области будут весьма условными: в каждом конкретном случае речь идет о качественно разных процессах.

    Американский пояс

    В рамках «Американского пояса» неоспоримая доминация «большого пространства» Северной Америки (США и Канада) должна сочетаться с интеграционными процессами в Латинской Америке (два «больших пространства» — Южная Америка и Центральная Америка), которые должны протекать с ярко выраженной культурно-исторической, экономической и политической спецификой, отражающей особенности латинской цивилизации (имеющей много существенных отличий от англосаксонского культурного типа).
    Евразийский принцип применительно к «Американскому поясу» подразумевает предоставление латинским ареалам Южной и Центральной Америки (входящим в систему Меркасур) большей цивилизационной самостоятельности (что, тем не менее, не ставит под сомнение геоэкономическое лидерство Севера). В то же время, только евразийская теория стратегической интеграции близких цивилизационно-культурных пространств в сочетании с многообразием этно-конфессиональных автономий способна дать народам Латинской Америки модель такого развития, которое обеспечило бы им значительное повышение геополитического статуса и гармоничное разрешение межнациональных, социальных, технологических, экологических, демографических и экономических проблем.
    В отношении геоэкономического «Американского пояса», который де факто существует, евразийская позиция состоит в активной поддержке:
    на первом этапе ограничения стратегических, политических и экономических интересов США пределами двух Америк (в этом вопросе союзниками евразийцев становятся консервативные политические круги США — как изоляционисты, так и сторонники экспансионизма, ограниченного пределами «доктрины Монро»);
    эволюции американской системы в сторону максимализации принципа автономий, демократическим, экологическим, национально-культурным движениям;
    интеграции латино-американских ских стран в два «больших пространства» и укрепление их цивилизационно-культурной самобытности.
    Фактор американского влияния в данный момент представляет собой воплощение наиболее негативной глобалистской тенденции, новых форм колониализма и империализма, несущую конструкцию атлантизма, негативный образ будущего. Такая оценка геополитической роли США правомерна только до той поры, пока США настаивает на «однополярной глобализации» и ведет себя как единственная высшая инстанция, как «мировой жандарм». И до тех пор, пока это так, евразийский проект направлен против американизации мира и, следовательно, в какой-то степени против США.
    В евразийском видении будущего этот негативный аспект снимается. Если США откажется от роли (активно навязываемого) «эталона цивилизации», согласившись на роль великой региональной державы, полюса огромного «большого пространства» и лидера «Американского пояса», негативность американского фактора снимется сама собой. В этом случае народы мира смогут объективно оценить плюсы и минусы американского образа жизни. При этом нельзя исключать, что определенные стороны этого образа жизни могут быть вполне позитивно восприняты даже теми, кто сегодня ориентирован на жесткое противостояние США. Таким образом, спокойным и достойным внутренним развитием США могут легко приобрести то влияние, которое сегодня пытаются завоевать силой, множа число своих принципиальных противников. Одной из главных задач «Евразии» является выделение тех политических, экономических, культурных, социальных, религиозных, профессиональных и иных групп в США (шире, в Америке), которые могли бы стать проводниками евразийского влияния (прямого или косвенного).

    Евро-африканский пояс

    В лице «Евросоюза» мы имеем экономическую составляющую «большого пространства», активно развивающегося (хотя с некоторым отставанием) политически и планирующего (в еще более отдаленной перспективе) повышение своего стратегического и геополитического статуса (проекты создания «Еврокорпуса», Единой европейской системы безопасности и пр.).
    Интеграционные процессы в Европе можно рассматривать как выражение евразийской логики. Исключением являются структуры органических автономий (на которых настаивают европейские круги демократической и традиционалистской ориентации — регионалисты). По крайней мере, евразийский проект для нынешней Европы заключается не в создании «большого пространства», но в его эволюционном и качественном изменении. В случае «Евросоюза» несколько важнейших для евразийства факторов предстают уже состоявшейся реальностью: отказ от государств-наций, создание единой экономической и валютной системы («евро»), постепенный выход из-под жесткого американского контроля к геополитической самостоятельности.
    Если в странах материковой Азии налицо стратегическая воля к «многополярности» при относительно слабой развитости материальной (экономической, технологической и финансовой) инфраструктуры и множестве внутренних противоречий, то в «Евросоюзе» мы видим высокоразвитую интегрированную геоэкономическую структуру, при том, что тезис о необходимости построения «многополярного мира» пока еще практически не озвучивался.
    «Евразия» жизненно заинтересована в развитии интеграционных процессов в Европе, в расширении геополитического самосознания европейцев. Вместе с тем, важно настаивать на принципе естественных автономий и внутриевропейской органической многополярности. Она должна заменить количественный, чисто индивидуалистический, «атомарный» подход, инерциально сохранившийся в современной Европе как рудимент государств-наций. Европа должна заново обрести свои древние корни, заново утвердить многообразие и оригинальность своей великой культуры, в последнее время размытой примитивными клише американизма.
    Евразийский проект в отношении Европы состоит в поддержке усиления ее регионального экономического, политического и стратегического статуса. «Евросоюз» обладает всеми предпосылками для того, чтобы быть геополитическим лидером всего «Евро-африканского пояса», интегрирующим полюсом Евроафрики. Эта тема разделяется на две составляющие:
    европейско-исламские (преимущественно арабские) отношения;
    европейско-африканские (имеется в виду «черная», субтропическая Африка).

    Только достижение геополитической самостоятельности в вопросе европейско-арабских и европейско-американских отношений позволит Европе занять роль самостоятельного и мощного полюса в многополярном мире.
    Стратегическая безопасность Европы с юга, нехватка природных ресурсов, энергозависимость – решение этих проблем напрямую зависит от построения самостоятельного «Евро-африканского пояса». Здесь «Евросоюзу» придется вплотную столкнуться с американским гегемонизмом, так как недопущение расширения влияния Европы на южном направлении является основной задачей энерго-стратегического контроля над ней со стороны США. Евроафриканский проект означает геополитическое деление атлантического сообщества по ту и другую сторону Атлантического океана. С точки зрения практической геополитики, именно этот дезинтеграционный процесс является главной задачей евразийской дипломатии на европейском направлении.
    Сближение Европы с Африкой — в интересах евразийства, и «Евразия» должна максимально содействовать этому процессу.
    Вторым «большим пространством» «Евро-африканского пояса» является «арабский мир», территория исламской Северной Африки от стран Магриба до Ближнего Востока.
    Это очень сложный регион, объединенный исторической принадлежностью к Османской империи и определенной расовой однородностью. Это арабское пространство должно быть стратегически объединено в цельный геополитический организм, экономически и политически связанный с Европой и «черной» Африкой. В данном пространстве объективно доминирует исламская традиция, которая может стать дополнительным интеграционным фактором. При этом следует отметить, что определенные формы «исламского радикализма» (претендующие на универсальность) противоречат базовым евразийским установкам на внутреннюю многополярность, систему внутренних автономий («евразийскую цветущую сложность»). В этом отношении в арабском мире наиболее близки к евразийству те исламские круги, которые сочетают верность мусульманской религии с уважением к локальным местным традициям – суфийские тарикаты, шииты, этнические группы, имеющие собственные традиции, сторонники духовного и культурного многообразия. Другая опасность, исходящая от «исламского радикализма», состоит в стремлении определенных групп расширить территорию арабского влияния на другие неарабские исламские регионы, главным образом, на территорю Евразии – от Турции до Татарстана и Филиппин. Особенно это характерно для проатлантистских режимов (например, Саудовской Аравии). Этой тенденции евразийцы должны противодействовать.
    Важнейшей задачей евразийства является стратегическое объединение «черной Африки», выделение ее в самостоятельное «большое пространство». Границы нынешних государства Африки (как, впрочем, большинство границ в странах Третьего мира) носит отчетливо постколониальный характер. Они не соответствуют ни исторической, ни этнической, ни культурной, ни экономической специфике народов, проживающих на этих землях. Искусственная и фрагментарная государственность порождает крипто-колониализм, множество межэтнических, межплеменных проблем. По своему психологическому типу «черные» африканцы наиболее близки евразийскому типу, открыты к чувству цельности, органической взаимосвязи людей, истории, общества, природы. Реальное освобождение африканцев от колониальной истории возможно только через их интеграцию в единую стратегическую цивилизацию, дружественную арабскому миру и ориентированную стратегически и экономически на объединенную Европу — лидера «Евро-африканского пояса».
    Особое внимание следует уделить роли государства Израиль, которое играет важную стратегическую роль в атлантистской стратегии в этой зоне. Евразийцам необходимо выработать новую модель урегулирования израильско-арабского конфликта, найти формулу позитивного участия Израиля в «Евро-африканском поясе». Евразийцы приветствуют переориентацию Израиля на Европу, а в идейно-философском смысле — возврат значительной части израильтян к своим восточно-европейским (то есть собственно евразийским) корням.

    Тихоокеанский пояс

    В Тихоокеанском ареале стратегическое, политическое и экономическое лидерство должно принадлежать Японии.
    Это уникальное цивилизационное образование, будучи островом и не обладая большой территорией, сложилось в не имеющий аналогов образец континентального «большого пространства», сконцентрированного, как бы «запрессованного», в малый объем. Япония обладает колоссальным экспансионистским потенциалом, огромной степенью национальной упорядоченности, гигантской внутренней энергией. Японский потенциал, сейчас искусственно сдерживаемый США или направляемый в узко экономические рамки, должен быть освобожден и использован для реорганизации всей Тихоокеанской зоны.
    Япония является столь же объективным лидером в Тихом Океане, как Европа в «Евро-африканском поясе». Выведение Японии из-под американского контроля, возврат ей геополитической, политической и военно-стратегической самостоятельности являются важнейшими условиями создания реальной многополярности.
    Как и Европа, Япония сегодня принадлежит атлантистской зоне влияния, но внутри нее созрела экономическая инфраструктура, которая в сочетании с энергетическим потенциалом национальной психологии, способна стать важнейшей несущей конструкцией сама по себе.
    Для этого Японии необходима мощная евразийская поддержка – в политической, стратегической и ресурсной сферах. Любое, даже самое незначительное, усиление геоэкономической и геополитической самостоятельности Японии автоматически повышает общий потенциал евразийства.
    Остальные потенциальные «большие пространства» «Тихоокеанского пояса» делятся на малайские и англосаксонские и, возможно, некоторые береговые страны, расположенные на территории Индокитая. Эти пространства представляют собой сложные сочетания промышленно-технологической развитости (за счет их включенности в экономику западного типа и мирового распределения труда в рамках мировой капиталистической системы) с многочисленными элементами традиционного общества. Важно, чтобы такое объективно сложившееся сочетание было осознано политическими элитами этого региона как «потенциальное евразийство», поскольку евразийская философия основана именно на органичном сочетании верности корням с технологическим и социальным развитием.
    В отношении Австралии и Новой Зеландии евразийский подход заключается в поддержке вхождения их именно в азиатский цивилизационный и геоэкономический контекст. Следует поощрять их эволюцию из осколка колониализма (самосознание носителей «европейского порядка») в органическую составляющую Великой Азии.
    В Австралии термин «евразийство» означает выстраивание новой модели взаимоотношений белых потомков англо-саксов с постоянно возрастающим числом эмигрантов из Азии (китайцев, вьетнамцев, малайцев и т.д.).
    К «Евразийскому Союзу» через евразийский процесс (Политическая практика и координационные структуры)
    Переход от модели государства-нации к «большому пространству» должен идти на разных уровнях. Основой этого перехода является процесс многомерной интеграции:
    экономической,
    геополитической,
    стратегической,
    политической,
    культурной,
    информационной,
    языковой.


    Каждый из этих уровней предполагает свою модель практической деятельности движения «Евразия».
    Особого внимания заслуживает процесс преобразования СНГ в «Евразийский Союз».
    СНГ — пример асимметричной группы государств-наций, где одно государство-нация (РФ) имеет основания для претензий на частичный геополитический суверенитет, в то время как другие таких оснований не имеют.
    «Большое пространство», которое должно возникнуть на базе этой группы, «Евразийский Союз», евразийский аналог «Евросоюза», т.е. политическое образование с единой централизованной экономической и стратегической системой управления.
    Создание «Евразийского Союза» — основная задача «Евразии». На пути к этому основным направлением деятельности «Евразии» должны стать: инициирование, контроль и координация евразийского процесса.
    Евразийский процесс – это многомерная эволюция государственных, экономических, политических, промышленных, информационных, транспортных, стратегических и культурных институтов каждого из независимых государств, входящих в СНГ, в новое политико-стратегическое образование. В евразийском процессе разные по качеству и скорости протекания изменения должны быть направлены к единой цели — созданию «Евразийского Союза». Переход от СНГ к «Евразийскому Союзу» не может и не должен быть декларативным и одномоментным. Фактическому и юридическому закреплению «Евразийского Союза» должна предшествовать серьезная и длительная интеграционная работа. К моменту провозглашения «Евразийского Союза» самостоятельным субъектом международного права должна быть создана вся необходимая инфраструктура. Этим путем шли страны Европы, этим путем следует идти и нам. Модуль евразийского процесса состоит в создании гибких структур, отвечающих за ход интеграции.
    Ядро этого модуля должна составлять межгосударственная инстанция, осуществляющая функцию координатора. Такая инстанция должна быть образована на базе движения «Евразия» и его представительств в странах СНГ или, по меньшей мере, при активном участии Движения. Условно можно назвать ее «штабом евразийского процесса». Свою деятельность «штаб» должен осуществлять при тесном взаимодействии с основными государственными органами власти – Президентом, Администрацией Президента, Правительством, Парламентом.
    Задачей такого «штаба» является разработка и реализация интеграционных проектов, которые не обязательно должны рассматриваться как формальная, юридически закрепленная инициатива государства. Возможно, было бы целесообразно использовать инициативу общественной организации (Движения, фонда и т.д.), открыто декларирующей свои цели, прозрачной для органов государственного контроля и национальной безопасности каждого из государств, участвующих в евразийском процессе.
    Смысл «Евразийского Союза» состоит в том, что он не будет простым объединением разных государств в новое государство (такого же типа), с обязательным роспуском существующих администраций, полным слиянием всех действующих институтов и упразднением центров власти. Не будет «Евразийский Союз» и расширенной версией современной России с ее системой правительственных, административных и политических институтов. «Евразийский Союз» предполагает качественно иную систему управления. Потребуется эволюция существующих структур - постепенное отмирание одних и создание новых, более эффективных. По этой причине ни одно из существующих в РФ или странах СНГ ведомств не сможет не только справиться, но даже адекватно сформулировать задачу евразийской интеграции (евразийского процесса).
    Структура общественного движения («Евразия»), включающего систему фондов, консорциумов, центров стратегических исследований и геополитических экспертиз, банковских и биржевых структур, медиа-холдингов, научных и учебных заведений, культурных центров и т.д. является для этих целей наиболее подходящей. Само Движение, ответственное за координацию евразийского процесса, должно качественно отличаться от обычных партий, гуманитарных и общественных объединений, межгосударственных комиссий, сугубо экономических сообществ и пр. Существующие элементы нынешней политико-экономической и административной системы могут активно сотрудничать с Движением, реализовывать разнообразные проекты, но заменить его они не могут. Для решения принципиально новых задач необходим принципиально новый политический и организационный инструмент.
    Процесс интеграции сам по себе неизбежно потребует трансформации большинства существующих структурных элементов государства и общества.

    «Штаб евразийского процесса» должен иметь следующие структурные подразделения:

    «Евразийский общий дом».

    Структура, координирующая экономическую интеграцию. Конкретный смысл этой инстанции в рамках «Евразии» состоит в объединении усилий тех финансово-промышленных, транспортных, коммерческих структур, которые сознательно или по сложившейся традиции основывают свою деятельность на разделении труда и работе с рынками в рамках нескольких или всех стран СНГ. На практике в такую структуру должны входить государственные, монопольные и крупные частные хозяйственные единицы, жизненно заинтересованные в том, чтобы действовать в рамках единого экономического пространства.

    Евразийский «Центр геополитических экспертиз».

    Аналитическая структура, отвечающая за использование геополитической теории в интересах Евразии, осуществляющая экспертизу основных проектов.

    «Евразийский комитет обороны».

    Структура способствующая концептуальной, геополитической и стратегической координации Генеральных Штабов стран, входящих в СНГ.

    Аппарат международного движения «Евразия».

    Структура, координирующая различные политические партии и общественные движения евразийской направленности. Состоит из Общественно-политических Движений в странах СНГ — аналогов ОПОД «Евразия» в РФ.

    «Евразийский культурный центр».

    Структура способствующая многостороннему, многоконфессиональному, многонациональному культурному обмену. Организует фестивали, гастроли, симпозиумы и иные проекты в пространстве СНГ. Способствует сближению народов будущего «Евразийского Союза».

    «Евразийский медиа-холдинг».

    Информационно-коммуникационная система, призванная выработать единый алгоритм евразийского теле- и радиовещания, евразийской прессы и интернет-коммуникаций.

    «Евразийский лингвистический центр».

    Организация, способствующая изучению языков Евразии, переводу на них основных материалов по евразийству, готовящая новое поколение евразийских дипломатов и менеджеров.
    Телепартия

    Александр Дугин: Постфилософия - новая книга Апокалипсиса, Russia.ru


    Валерий Коровин: Время Саакашвили уходит, Georgia Times


    Кризис - это конец кое-кому. Мнение Александра Дугина, russia.ru


    Как нам обустроить Кавказ. Валерий Коровин в эфире программы "Дело принципа", ТВЦ


    Спасти Запад от Востока. Александр Дугин в эфире Russia.Ru


    Коровин: Собачья преданность не спасет Саакашвили. GeorgiaTimes.TV


    Главной ценностью является русский народ. Александр Дугин в прямом эфире "Вести-Дон"


    Гозман vs.Коровин: США проигрывают России в информационной войне. РСН


    Александр Дугин: Русский проект для Грузии. Russia.Ru


    4 ноября: Правый марш на Чистых прудах. Канал "Россия 24"

    Полный видеоархив

    Реальная страна: региональное евразийское агентство
    Блокада - мантра войны
    (Приднестровье)
    Янтарная комната
    (Санкт-Петербург)
    Юг России как полигон для терроризма
    (Кабардино-Балкария)
    Символика Российской Федерации
    (Россия)
    Кому-то выгодно раскачать Кавказ
    (Кабардино-Балкария)
    Народы Севера
    (Хабаровский край)
    Приднестровский стяг Великой Евразии
    (Приднестровье)
    Суздаль
    (Владимирская область)
    Возвращенная память
    (Бурятия)
    Балалайка
    (Россия)
    ...рекламное

    Виды цветного металлопроката
    Воздушные завесы